• Греция

    Город Херсониссос (остров Крит, Греция) является известным туристическим центром Крита, который придётся по вкусу многим отдыхающим.
  • Египет

    Ученые не перестают биться над разгадыванием многочисленных тайн этого места, а туристы целыми днями лазают по узким лабиринтам уникальных творений.
  • ОАЭ

    Аджман - самый маленький из всех эмиратов, расположен в 30 минутах езды от аэропорта Дубая. Этот город нашел свой путь и стал знаменит.
  • Франция

    Блеск и нищета огромного города, социальная иерархия с бесчисленным количеством ступеней и оттенков - в Париже есть все
ПутешествияТуризмГеография туризма ⇒ Директор Байкало-Ленского заповедника об экологическом туризме

Директор Байкало-Ленского заповедника об экологическом туризме

туризм байкал

Понятие экологический туризм для Иркутской области пока больше модное словосочетание, чем что-то конкретное. Совместить туристов и природу заповедной территории кажется чем-то заранее обреченным на экологическое бедствие. Стоит только вспомнить горы мусора на берегах Байкала после отдыхающих. Другого мнения придерживается назначенный год назад директором Байкало-Ленского заповедника Александр Рассолов. О том, в чем будущее заповедных территорий и как совместить просветительский туризм и сохранность территории, он рассказал в интервью газете «Восточный формат» (ВФ).

«Восточный формат»: Не так давно исполнился год, как вы возглавили Байкало-Ленский заповедник, но о вас по-прежнему мало что известно. Расскажите о себе, как вы пришли в эту профессию?

Александр Рассолов: Министерство природы РФ, мой непосредственный работодатель, предложило мне возглавить заповедник в октябре прошлого года. Я работал тогда директором Саяно-Шушенского биосферного заповедника 16 лет, а до этого почти 10 лет руководил Центрально-Сибирским заповедником. Так что, можно сказать, что вся моя жизнь посвящена этому делу. Как закончил в 1981 году лесотехнический институт, так с того времени и работаю в заповедниках. Начав с самых низших должностей, поднялся до директора. А по итогам работы в Саяно-Шушенском президентом РФ мне присвоено звание «Заслуженный эколог РФ».

Мне, наверное, повезло, но профессиональная деятельность всегда была мне интересна. Я много ездил по другим странам, изучал работу подобных охранных природных территорий.

ВФ: Вы уже давно выступаете инициатором развития экологического туризма в охранных территориях — это влияние ваших поездок по миру?

А.Р.: Знаете, я еще в 1988 году, приехав в Кроноцкий биосферный заповедник (на Камчатке — ВФ), был удивлен, что такую красоту, как долину гейзеров, можно посетить только незаконным образом, туристы самостоятельно добирались до долины гейзеров, а вот вывозили их как нарушителей. И на их вывозку тратились государственные деньги. Хотя, на мой взгляд, должно было быть с точностью наоборот. Люди заплатили деньги, посмотрели красоту и при этом стали не нарушителями, а желанными гостями заповедника. Я тогда спросил: «А вы вообще не хотели бы долину гейзеров открыть для туристов?» — «Да как же можно? Да вы что? Здесь же все вытопчут».

Но ведь есть же мировой опыт: например, сделать дорожки, чтоб не вытаптывали. Зато какую красоту люди бы смотрели, а заповедник смог бы зарабатывать деньги на свое развитие — на ту же охрану, обустройство кордонов, закупку техники и многое-многое другое. Вот они деньги для заповедника — на поверхности всегда лежали. Но нет.

Сейчас, слава богу, Камчатку открыли. Но недовольных хватает. Три года назад Кроноцкий заповедник посещали 3 тыс. человек, тогда как Йеллоустонский национальный парк (международный биосферный заповедник в США, основанный еще в 1872 году — ВФ) 3 млн туристов. Но мы уже кричим, что наносим огромный вред нашей нетронутой природе. Я такой позиции не понимаю.

ВФ: То есть для вас туристы — это благо?

А.Р.: Это благо, это возможность тратить меньше государственных денег. Например, на охрану, если мы оборудуем нормальные тропы и будем по ним водить организованные группы туристов — ни один браконьер не посмеет стрелять где-то рядом. Это даже доказывать никому не надо.

Только считается, что заповедники закрыты для людей. На самом деле люди всегда сюда приходили, просто в неорганизованном виде. И без присмотра сотрудника заповедника они как раз могли нанести вред. Когда же мы сами развиваем туризм, мы предусматриваем все нюансы этого процесса. Как распределить потоки, как составить расписание экскурсий, — мы сами решаем, где безопасно развести костер, а где люди будут ночевать и т.д. При этом задействуем в этом процессе не более 5% территории заповедника.

Как известно, за посещение заповедника взимаются деньги, и люди должны понимать, за что они платят. Они должны получать полноценную услугу, и это не только лавочки, кострища, но и интересная экскурсия. Чтобы можно было не просто выйти на берег, выпить водки, сесть на катер и уехать. Они должны еще и оставить память о Байкале, о нашем заповеднике. Ведь сколько на свете мест, где и смотреть-то нечего, но столько рассказывают, что хочется вернуться снова и снова. А Байкал, территория Байкало-Ленского заповедника, как никакая другая, богата историей, легендами, необычными природными явлениями.

Мы думаем над тем, как насытить впечатления от Байкала. Есть огромные муравейники в два метра высотой, или кедр удивительный — 1, 8 м в диаметре. Можно высадиться на берег и сходить посмотреть на него и вернуться в пределах четырех часов. Или мыс Рытый, о котором столько ужасающих легенд — на самом деле там есть уникальный каньон с очень интересными геологическим строением, водопадами. В этом году от кордона до мыса с помощью волонтеров Большой байкальской тропы была расчищена часть старинной дороги, по которой гоняли скот и кочевали народы, населявшие эти места. Теперь на мыс можно пройти по удобной тропе длиной 8 километров. По пути полюбоваться видом Байкала с горы Онхолой (высота над озером 320 метров), понаблюдать соколов и других птиц, посмотреть следы животных, а если повезет, то увидеть и их самих.

В недалеком будущем заповедник планирует оборудовать места наблюдения за животными, разведать и оборудовать дорогу, по которой можно будет подняться в горы и посмотреть ущелье сверху. В общем, создать возможность любоваться дикой и прекрасной природой Прибайкалья, не вредя ей.

Мы обязательно сделаем маршруты к заброшенным золотым приискам Аная, к истоку Лены, к Чанчуру — походы пешие, на конях, квадроциклах, сплав по Анаю и Лене на катамаранах или каноэ, зимой путешествия на снегоходах или лыжах. Пробный тур к истоку Лены планируем уже на февраль. Я лично проеду, испробую его.

ВФ: Вы только год в должности и уже так хорошо знаете территорию?

А.Р.: Я практически весь год в заповеднике и провел. Для меня теперь это абсолютно понятная и близкая мне территория. Я четко знаю, что нужно сделать для ее развития.

ВФ: Что например?

А.Р.: Создать условия для очень хорошей охраны заповедника. Для того чтобы появились звери, которые человека не боятся. А без зверей кто сюда поедет? В такую даль, платить деньги ради того, чтобы увидеть кусок Байкала с камнями, но для этого можно далеко и не ехать — до Листвянки, там то же самое.

По идее, в заповеднике животные по определению не должны человека бояться. Ведь звери в принципе одинаковые, что у нас, что в африканском сафари, где они позволяют человеку к себе подходить. Просто там звери не пуганные, охота строго регламентирована. У нас же пока чувствуется, что пресс на животных был очень сильный.

Мы уже начали закупать техническое оснащение для охраны — бинокли, видео-, фоторегистраторы, радиостанции. Сделали устойчивую сотовую связь. В следующем году у меня в кабинете появится радиостанция, по которой я смогу связаться с любой нашей лодкой, которая находится на акватории. Кроме того, в планах закупка квадроциклов, снегоходов, лодок с двигателем на воздушном потоке.

В том числе я стремлюсь создать нормальные условия работы для людей. Тот же познавательный туризм, о котором я говорю, это дополнительный заработок для наших сотрудников, которые возьмут на себя еще и функцию экскурсоводов. Соответственно, с большей зарплатой мы уже сможем принимать людей с совсем другой жизненной позицией. Тех, кто готов много работать, расти и развиваться. Есть, конечно, сейчас альтруисты, которые прекрасно выполняют свои обязанности и без хорошей зарплаты, они просто любят свою работу. Но большинство все-таки хотят жить лучше.

Кроме зарплаты, еще и условия работы, жизни инспекторов на территории заповедника. В прошлом году мы начали кардинально обновлять наши кордоны. Раньше здесь были какие-то хибары, глядя на которые даже не верилось, что там можно жить. Мы начали приводить их в порядок, причем с совершенно новым подходом. Появились одно-двухэтажные строения. На первом этаже кордона кухня, туалет, на втором этаже спальные места. На каждой точке вышка для наблюдений, причем она совмещена со строением. Сидишь, пьешь кофе и смотришь по четырем сторонам. Это уже нормальные условия для нормального человека.


Источник: http://baikal24.ru