• Греция

    Город Херсониссос (остров Крит, Греция) является известным туристическим центром Крита, который придётся по вкусу многим отдыхающим.
  • Египет

    Ученые не перестают биться над разгадыванием многочисленных тайн этого места, а туристы целыми днями лазают по узким лабиринтам уникальных творений.
  • ОАЭ

    Аджман - самый маленький из всех эмиратов, расположен в 30 минутах езды от аэропорта Дубая. Этот город нашел свой путь и стал знаменит.
  • Франция

    Блеск и нищета огромного города, социальная иерархия с бесчисленным количеством ступеней и оттенков - в Париже есть все

Китай-город на Сене

китай город

Все люди братья -

Я обниму китайца -

- писал Юз Алешковский, автор известной песни "Советская пасхальная". Эта песня конечно же, ничего общего не имеет с парижским Китай-городом (никакого отношения, в свою очередь, не имеющим к московскому Китай-городу у Кремлевской стены).

Конфуций говорил: "Где бы ни поселился китаец, он тотчас же создаст Китай вокруг себя". Так происходит повсюду - и в Париже тоже. Парижский Чайна-таун - самый крупный в Европе, -расположен в 13 округе, среди ветшающих небоскребов, носящих имена знаменитых итальянских комспозиторов - Верди, Пуччини, Россини. В итальянских башнях, сменив бамбук на бетон, живут выходцы из Лаоса, Камбоджи, Таиланда - и конечно же, Китая. А отчего все же "Руччини, а не Конфуций, либо Ли Бо? А оттого, что эти небоскребы выстроены вблизи площади Италии на "желтом треугольнике" между неприглядными проспектами Иври, Тольбиаком и Шуази. Именно тут проходит невидимая китайская стена, отделяющая собственно Париж от Чайна-тауна. И серые стены с удивлением отражают щебечущее эхо китайской речи. Ибо "государственный" язык у площади Италии - китайский.

Здесь подлинное вавилонское столпотворение в азиатском духе ! Невероятная мешанина обычаев, верований, культов, которые могли бы стать объектом обширной этнографической монографии. Только наша задача другая, читатель : проскользнуть китайской тенью в неприглядные бетонные ущелья, правда, расцвеченные по вечерам бумажными фонариками и иероглифами, горящими на алом шелку.

Откуда пошел есть бысть Чайна-Таун на Сене ? Постепенно. Открылся один ресторан, а вскоре оказался рядом другой. Затем - продовольственный, за ним - парикмахерская, кинотеатр, базар, супермаркет - вот и состоялось мирное вторждение Азии в 13 округ Парижа.

На площадь Италии и в ее окрестностях вьезжают целыми кланами. Ютятся десятками порой в одной небольшой комнатушке... И при этом бумаги у всех в полном порядке: парижский Чайна-таун - мировой чемпион по изготовлению фальшивых документов. Эти беженцы работают на потайных фабриках, благословляя своих богов, за жалкие гроши, которые ни за что не сменили бы на государственное пособие. Получать деньги по безработице для китайца - потерять лицо. В Чайна тауне свои биржи труда, своя мощная касса взамимопомощи - тонтин. Тонтин регулярно держит совет - кого субсидировать первым.

А еще тут свои такси, свои бюро путешествий, агентства по недвижимости, акционерные общества. Все переговоры ведутся устно - на бумаге - ни иероглифа. В Китай-городе вообще не любят бумаг. Расплачиваются не кредитной картой или чеком, а наличными и оттого с легкостью проскальзывают среди ячеек сети налогового контроля. И хотя "общечеловеческие" законы обходятся тут с легкостью, внутренние блюдутся жестоко. Даже мелкие хулиганы здесь исключение: хулиган в китайское семье - позор для клана! В 13-м парижском округе городской полиции делать нечего. За порядком следят "черные драконы" под руководством таинственной "Триады", тайного общества, словно пришедшего на парижский асфальт прямиком из средневековья. Горе тому, кто предаст "Триаду" - он попросту исчезнет. Не умрет, а именно исчезнет: смерти на "желтом треугольнике" как бы не существует. Впрочем, эти последователи Конфуция быстро прекращают любой разговор о смерти - он считается крайне неприличным.

...А тем временем у площади Италии наступил вечер. И в синих сумерках парижского Чайна-тауна мы с вами скользим между дансингами и кинотеатрами, где показывают фильмы про китайскую борьбу - кун-фу. Мы ведь с вами, дорогие читатели, невидимки, ниндзя, проходящие сквозь стены, словно пар от корзиночек с лотосовыми пирожками.

Вот мы - в кабаре "У орхидей". На сцене нежным голосом поет певичка, сама похожая на орхидею с тропического острова. Перед эстрадой танцуют вереницей, взявшись за плечи, китайские вечельчаки. А между столиками, среди семей, чинно сидящих за тыквенно-утиной похлебкой, - пробираются осторожные силуэты и скрываются в дальних залах. Это - игроки на деньги.

Ибо ночью здесь Макао-на-Сене (по имени далекой азиатской столицы азартных игр). Игра у обитателей Чайна-тауна в крови, без нее они не могли бы жить. Причем, тайные игорные дома здесь за ночь буквально перепархивают с места на место по два-три раза: кончилась игра на 24-м этаже башни Верди - началась на 30-м Пуччини.

...Но что-то мы с вами размечтались в Чайна-тауне. Ночь на исходе. Над мостом Тольбиак поднимается рассветный туман - и вместе с туманом мы улетаем, околдованные Востоком. Но все же с птичьего полета оглянемся разок на еще один островок Азии в Париже - копию настоящей китайской пагоды - творение архитектора Александра Марселя. В 1897 году пагоду заказал владелец универмага "Бомарше" (прообраз "Дамского счастья" в романе Э. Золя) и подарил ее в день рожденья супруге! Сейчас в пагоде знаменитый кинотеатр, где проходят самые интересные премьеры, в том числе и российских фильмов.


Источник: http://www.infrance.ru