• Греция

    Город Херсониссос (остров Крит, Греция) является известным туристическим центром Крита, который придётся по вкусу многим отдыхающим.
  • Египет

    Ученые не перестают биться над разгадыванием многочисленных тайн этого места, а туристы целыми днями лазают по узким лабиринтам уникальных творений.
  • ОАЭ

    Аджман - самый маленький из всех эмиратов, расположен в 30 минутах езды от аэропорта Дубая. Этот город нашел свой путь и стал знаменит.
  • Франция

    Блеск и нищета огромного города, социальная иерархия с бесчисленным количеством ступеней и оттенков - в Париже есть все
ПутешествияЕгипетРекомендации ⇒ Марсианские хроники 2

Марсианские хроники 2

Время в Египте

Продолжается наше сафари по пустыням Египта. В прошлом номере я рассказала о первой части маршрута, пролегавшего по Западной Сахаре, между оазисами Бахарией и Фарафрой, через живописные Белую и Черную пустыни. Сейчас же наш путь лежит через Великое песчаное море к затерянному мистическому оазису Сиве

Приехав в Бахарию, мы узнали, что вторую часть нашего путешествия — в Сиву, самый удаленный и загадочный оазис Египта, через Эль Арг, Соленое озеро и Великое песчаное море, нам придется совершить без Ахмеда и Камаля — полюбившихся нам проводников-бедуинов. Вместо них нас будут сопровождать Йозеф — друг Ахмеда родом из Сивы — и старший сын Ахмеда Амр, который в свои 18 слывет лучшим механиком и водителем Бахарии. Для поездки в эту часть Египта необходимо отдельное разрешение властей, поэтому в гостинице Бахарии Ахмед забрал наши паспорта и исчез, сказав, что до утра, пока будут готовы разрешения, у нас есть время отдохнуть и погулять по оазису. Мы вспомнили о том, что наши друзья дома ждут сувениров, и отправились на местный рынок за арафатками. Кстати, в Каире такого качества платков днем с огнем не сыскать. Для каждого оазиса характерны изделия определенных расцветок. Потом в Каире меня несколько раз останавливали, указывали на арафатку и спрашивали: «Вы были в Бахарии?».

Переезд из Бахарии (Bahariya) в Сиву (Siwa) тяжелый и долгий, в основном из-за плохого состояния старой дороги. Уже несколько лет египетские власти строят новую, чтобы соединить два оазиса, но до окончания строительства еще далеко. Расстояние между оазисами 420 км, и чтобы успеть преодолеть его за день, нам пришлось очень рано выехать. Перед отъездом мы отправились попрощаться с Ахмедом и Камалем. Заехали в школу, где работает Камаль, захватив целую сумку сладостей, чтобы порадовать ребятишек. Вручив Ахмеду и Камалю по кубинской сигаре и получив заверения в вечной дружбе, мы на двух машинах двинулись в сторону Сивы. Наш новый проводник Йозеф (он вел первый джип) был молчалив и суров, частично из-за того, что владеет английским лишь на базовом уровне. Сын Ахмеда (водитель второго джипа) и поваренок говорили и того меньше и общались с нами в основном жестами, благо, за предыдущую неделю, проведенную в Белой пустыне, мы научились их понимать и уже распознавали некоторые слова на арабском.

Когда мы покидали бахарийские земли, нас остановил патруль и проверил разрешение на въезд в Сиву. Пост выглядел одиноким: одна маленькая хибарка среди песков, к которой вела единственная дорога, двое военных, и никакого движения вокруг, кроме развивающегося флага на крыше. Поехали дальше. Сначала ландшафт был достаточно однообразным, но ближе к обеду начал меняться. Мы оказались в огромной долине, которая как будто переливалась серебром. И мы не сразу поняли, отчего возник этот эффект. Оказалось, это тысячи перламутрово-мраморных ракушек, которыми была устлана долина на многие километры вокруг, играли серебряными отблесками в полуденном солнце. Выйдя из машины и присев на корточки, чтобы поближе их рассмотреть, мы ахнули — все ракушки оказались плоскими кругляшками размером с 50-копеечную монету и были покрыты густым узором концентрических кругов. Минут через двадцать, оторвавшись наконец от ракушек и двинувшись вперед, вдохновленные мыслями о предстоящем ланче, мы ахнули еще раз. Взору открылся другой потрясающий ландшафт — в нескольких километрах от нас виднелось Соленое озеро (Salt Lake). Скудная растительность вокруг него говорила о том, что тут когда-то был оазис. Берега водоема были похожи на радугу из охры: начиналась она светло-желтым песком, который ближе к озеру становился более насыщенным, переходя в коричневый у самой сини воды. Сложно представить более гармоничную и спокойную пестроту. Мы смотрели, как завороженные. Бедуины, поняв, что увезти нас отсюда сразу нереально, показали пальцем на ближайшую скалу и, многозначительно сказав: «Ланч», укатили туда на джипах. А мы побрели по «серебряному океану» навстречу озеру. Вскоре осознали, что доберемся до него только к вечеру, и, бросив в его сторону прощальные взгляды, стали карабкаться на гору, на которую поехали бедуины. С вершины опять огляделись по сторонам и снова ахнули — удивительная серебристо-соляная долина теперь была как на ладони! А в центре «смотровой площадки» уже красовался стол со всевозможными яствами. Ланч традиционно завершился бедуинским чаем, и мы двинулись дальше.

Вскоре Йозеф остановился, вышел из машины, стал на колени и жестом подозвал нас. Океан, который в доисторические времена бушевал в этих местах, оставил о себе на память тонкие пластины известняка, украшенные отпечатками, похожими на цветы. Они как будто выгравированы на камнях умелым мастером. У каждого цветка по пять лепестков, как на детских рисунках. Мы окрестили это место цветочной долиной. Через пару часов на очередном проверочном пункте Йозеф приятно удивил нас. Помимо патрульных рядом с постовой хибаркой суетились с десяток дворняжек песочного окраса. Пока проверяли наше разрешение, Йозеф достал из бардачка кулек, в котором оказалась большая сдобная булка, и стал кормить собак, устроив целый аттракцион. Животные резвились, а Йозеф блаженно улыбался, и сложно было сказать, кому этот процесс доставлял большее удовольствие.

На закате мы добрались до ущелья Эль Арг (El Arg), расположившегося между гигантскими известняковыми скалами. Долина перед ним была пустынной. Когда-то на этом месте была вода. Засохшая растительность и разросшиеся неухоженные пальмы — тому подтверждение. Возможно, это тот самый потерянный в песках оазис, о котором рассказывает бедуинская легенда? Внизу скалы ущелья были испещрены входами и окошками пещер. Здесь когда-то обитали люди, о чем свидетельствуют изображения финиковых пальм, животных, людей и даже мумий на стенах белых пещер. Закатное солнце окрасило известняк в нежно-розовый цвет, придав ущелью романтичности и загадочности…

И вот мы снова понеслись на джипах по дюнам Великого песчаного моря (The Great Sand Sea), которое простирается на 400 км на западе Египта вдоль ливийской границы. Чем ближе мы подъезжали к Сиве, тем интереснее и живописнее становились пески вокруг. Великое песчаное море — пустыня в самом традиционном нашем представлении. Громадные волны, гребни которых зачастую достигают высоты ста метров, растеклись во все стороны, как застывший в одно мгновение шторм. Зрелище, потрясающее масштабом и величественностью. Бедуины решили прокатить нас по высоким отвесным дюнам. Нам это занятие так понравилось, что мы стали просить еще и еще…

В Сиву доехали, когда уже совсем стемнело. Оазис был залит огнями, и нам показалось, что он больше и современнее Бахарии. Все исторические памятники Сивы были окутаны аурой загадочности и мистики, которую создавали удачная подсветка и ландшафт местности. Мы в предвкушении завтрашнего дня уже потирали руки и протирали фотоаппараты. Не доезжая до населенного пункта, свернули к озеру и уже через пять минут были у горячего источника, окруженного пальмами. Длинный день подошел к концу. Мы смыли его с себя, нежась в серной воде и любуясь звездами. На следующее утро было Рождество. Нас разбудили голоса, доносившиеся из горячего источника, у которого мы заночевали: это бедуины принимали ванну. Было еще достаточно свежо, поэтому нам понравилась идея погреться с утра в теплой водичке. Прямо из спальников мы плюхнулись в бассейн, а наш поваренок побрел к небольшой кухоньке готовить завтрак. Сделать его торжественным удалось благодаря джину и банке красной икры, которые остались у нас после празднования Нового года. В тот день нас ждала насыщенная программа, поэтому мы не стали задерживаться у источника.

Чтобы переночевать в Великом песчаном море на границе с Ливией, понадобилось еще одно разрешение властей, которое надо было получить в Сиве. Йозеф в очередной раз собрал наши паспорта. Мы все с нетерпением ждали более близкого знакомства с Сивой. Судя по отзывам, которые мы слышали о ней, это рай на земле — и мы просто горели желанием увидеть его. Сива — самый удаленный от цивилизации оазис Египта, расположенный В 600 км на запад от Александрии. Считается, что жизнь в нем зародилась еще во времена палеолита. Самые ранние из исторических памятников и захоронений датируются 26-й династией фараонов (середина I тыс. до н. э.). «Омываемая водами» Великого песчаного моря на сотни километров вокруг, Сива жила собственной жизнью, не подверженной влияниям внешнего мира. Традиции, религия, культура оставались неизменными многие века. У местных жителей даже свой язык, очень похожий на берберский и совсем не напоминающий арабский, на котором говорит почти весь Египет. Внешне жители Сивы отличаются о бахарийцев: у них больше негроидных черт и более темная кожа. Как ни странно, среди них много альбиносов — белокожих блондинов, но со всеми особенностями негроидной расы. Видимо, сказывается закрытость общины в течение тысячелетий. Лишь относительно недавно из-за строительства современной трассы из Александрии через Марса-Матрух, а также благодаря оскароносному фильму «Английский пациент», часть которого снималась именно в Сиве, оазис стал привлекательным местом для туристов. Главное его богатство — финиковые пальмы. Их в Сиве не меньше трехсот тысяч, причем более половины — сорт саиди, считающийся одним из самых лучших в мире. Сиванские финики очень ценятся как в Египте, так и за его пределами…

Знакомство с историей Сивы мы начали с одной из главных достопримечательностей оазиса — некрополя времен Древнего Египта под названием Габаль-аль-Маута (The Gebel al Mawta), или Гора мертвых. Он расположен на холме и окружен каменной террасой. Холм сплошь изрыт могилами, кое-где даже валяются человеческие кости. Однако лишь четыре могилы в некрополе имеют историческую ценность, и доступ к ним закрыт решетками. Но сторож некрополя Мухаммед открыл их для нас. Самая известная могила — Си-Амона, богатого торговца — датируется III в. до н. э., вместе с тремя другими она была случайно найдена в 1940 году во время бомбежек оазиса итальянцами. Местные жители укрывались от бомб в некрополе, но, так как места для всех там не хватало, начали рыть землянки и наткнулись на ранее неизвестные могилы. К сожалению, во время войны у египетских властей не было возможности оперативно оценить историческую ценность найденного захоронения, поэтому еще до ее окончания большая часть находок была распродана местными жителями итальянцам и англичанам. Но росписи на стенах гробницы остались. Они иллюстрируют историю Си-Амона, которую Мухаммед поведал нам с помощью своего скудного английского и жестов. Росписи прекрасно сохранились, однако сфотографировать их нам не разрешили. Зато Мухаммед с удовольствием сам позировал каждому из нас: всех поразила его
удивительная внешность — ярко-голубые глаза на очень смуглом лице. С террасы Горы мертвых открылся отличный вид на оазис. Зеленые сады, серо-голубые озера, загадочный храм на скале, бурая полоса пустыни на горизонте — все дышало спокойствием и умиротворением.

Следующим пунктом нашей насыщенной программы были храмы Амона, возведенные в честь бога солнца Амона-Ра, покровителя Сивы. Храмов Амона два, и оба находятся в деревеньке Агурми (Aghurmi) — древней столице оазиса. Первый местные жители называют Умм-Убейда (Umm Ubayda). До начала XIX века он был в отличном состоянии, но в 1811 году его сильно повредило землетрясение, а в 1897-м тогдашний правитель оазиса взорвал единственный уцелевший после землетрясения зал. Не поверите, зачем! Чтобы добыть стройматериалы на возведение собственного дома. Сейчас от храма осталась лишь одна стена. Но зато на ней замечательно сохранились барельефы. Есть на что посмотреть! Второй храм Амона заинтриговал нас куда больше. Его еще называют храмом Оракула (Temple of the Oracle of Amun). Он был построен гораздо раньше первого — в период правления 26-й династии. Его жрецы прославились своими прорицаниями, а оракул Сивы был одним из семи знаменитейших оракулов античного мира. Впрочем, оазис тогда не именовался Сива — это название появилось лишь в Средние века. Древние же греки так и звали его — оазис Амона. О чудесных прорицаниях его оракулов сохранилось немало письменных свидетельств, хотя трудно сказать, были ли они достоверными. Правители, полководцы и философы ездили на поклон к оракулу бога Амона, чтобы спросить у него совета. Сюда приезжал и Александр Македонский после завоевания Египта, чтобы проконсультироваться с оракулом. Именно тогда жрецы нарекли его сыном Амона, а Александр выразил желание быть похороненным в Сиве. Поиски его могилы продолжаются до сих пор: по версии одного из греческих ученых, она таки находится в Сиве. Храм Оракула стоит на возвышенности, среди развалин древнего городка Агурми, первого поселения в Сиве. Агурми — музей, и вход в него платный, как в любой музей в Египте. Восьмиметровые стены храма Оракула впечатляют, а внутри находится несколько залов, украшенных барельефами. В одной из стен есть три ниши. Существует версия, что в них прятались жрецы, отвечая за оракула на вопросы пришедших. Служитель музея показал нам храм, рассказал, как был устроен город, в котором даже водопровод функционировал, и указал на наиболее интересные места, чтобы мы не пропустили их во время осмотра…

Стало совсем жарко, и захотелось искупаться. Йозеф повез нас к следующей достопримечательности Сивы, скрытой тенью финиковых пальм, — ванне Клеопатры. Это круглый бассейн диаметром метров десять. Его стены выложены каменными блоками, а вода в нем булькает и пузырится благодаря источникам, бьющим со дна. По преданию легендарная царица очень любила плавать в этом бассейне. Говорят также, что температура воды в нем меняется: ночью она теплее, чем днем, а зимой — теплее, чем летом. Для меня вода оказалась слишком холодной, чтобы я полезла купаться, но все мужчины во главе с Йозефом поплавали с большим удовольствием.

Затем мы отправились в главное поселение оазиса — Шали (Shali). Подсвеченные руины старой части именно этого городка, расположенного на холме, так впечатлили нас при въезде в Сиву. В Шали мы должны были забрать наши разрешения на ночевку в пустыне Великого песчаного моря и (не поверите!) сноуборды. Аренда сноубордов оказалась очень развитым бизнесом в городке. Пока шла погрузка в джипы всего необходимого для ночевки, мы погуляли по центру и купили на пробу фиников, которые действительно оказались очень вкусными…

И вот мы уже полетели навстречу песчаным дюнам! Уж очень не терпелось опробовать сноуборды. Чтобы они не тормозили на песке, мы смазали их парафином. Съезжать стоя с высоких холмов было страшно, поэтому мы усаживались по двое, как на санки, и скатывались вниз (доехать до самого низа дюны и не перевернуться удавалось не многим), а потом Амр спускался на своем джипе и поднимал нас обратно на вершину, где все дружно хохотали, пересматривая запись съезда и падений. Вечерело. Мы пофотографировали дюны, хотя со светом нам немного не повезло — солнце закрывала туча, и не было красивых закатных теней, на которые мы так рассчитывали. Вечером во время устройства лагеря поваренок объявил, что сегодня будет праздничный рождественский ужин. Вскоре приехали друзья Йозефа и привезли нам огромный шоколадный торт, на котором кремом были написаны наши имена! Мы пришли в восторг как от самого факта существования торта посреди песков, так и из-за того, что он оказался необычайно вкусным! Мы пили бедуинский чай у костра, следили за языками пламени и беседовали. Как ни старался наш поваренок, мы, уставшие после активно проведенного дня, заснули еще до полуночи…

Последний день нашего путешествия мы решили посвятить знаменитым озерам Сивы и городку Шали. Нужно сказать, что воды в этих местах в избытке, и каждый год ее прибывает все больше. Гипотетически даже существует угроза затопления оазиса подземными водами, но сейчас все спокойно. В Сиве очень много озер, самое крупное и известное — Зейтун, протяженностью 25 км. Флора и фауна этих мест очень разнообразна. Мы набрели на стайку птиц, внешне очень похожих на фламинго. Они размеренно расхаживали по воде, вылавливая рыбку. Самые любопытные из нас пошли вброд к оливковой роще — посмотреть, как выглядят оливковые деревья, и попробовать их сырые плоды. Кстати, гадость редкая. Чтобы растянуть удовольствие от прогулки, пообедали тут же, на берегу озера. Ближе к вечеру мы пошли исследовать глиняные развалины древнего Шали, который с 1203 года до конца XIX века был столицей оазиса. Внешне он напоминает заброшенный город. Дома в нем расположены очень близко друг к другу, улочки узкие — два человека с трудом могли разминуться. Вход в город свободный, наверное, потому, что граница между заброшенными и жилыми домами в нем весьма условна. У подножия холма, на котором находится большая часть развалин, среди одинаковых глиняных домиков с низкими дверьми и маленькими окнами с закрытыми ставнями резвились детишки, бродили ослики, козы и куры. Забравшись повыше, мы увидели скудное внутреннее убранство домов, так как на многих из них не было крыш. С самой вершины холма нам открылся отличный вид на весь оазис. Да и небо на закате нам «подыграло», подарив чудесные фотографии.


Источник: http://www.otpusk.com